На Камчатке необходимо руководствоваться принципом «не навреди»

Камчатка последний месяц стала центром внимания всего мирового сообщества. Экологическая катастрофа в акватории Авачинской губы объединила экологов, правозащитников, ученых представителей госорганов и частных организаций. Об экологической ситуации на Камчатке в целом, и о том, что произошло в прибрежных водах полуострова, в частности, в интервью корреспонденту Павлу Донских рассказала Татьяна Робертовна Михайлова – младший научный сотрудник лаборатории эколого-экономических исследований Камчатского филиала ФГБУН Тихоокеанского института географии ДВО РАН, член Русского географического Общества.

Корр.: Татьяна Робертовна, по Вашему мнению, что послужило причиной массовой гибели организмов в Авачинской бухте?

— Я придерживаюсь выводов, сделанных научным сообществом Российской академии наук и Дальневосточного федерального университета. По итогам исследования у берегов Камчатки ученые сделали вывод, что инцидент имел природный характер. В пробах не было обнаружено техногенных загрязнений в концентрациях, способных привести к гибели гидробионтов. В то же время была обнаружена высокая концентрация токсичных микроводорослей.

Выброшенные погибшие организмы находили практически по всех бухтах к югу от Авачинской губы до мыса Лопатка, и даже на юго-западном побережье Камчатки. Ученые акцентировали внимание на том, что среди погибших морских животных были только донные беспозвоночные гидробионты. Проверки в лабораторных условиях, продемонстрировали, что органические вещества, взятые со дна в местах, где погибли гидробионты, оказывают фатальный эффект на придонных беспозвоночных животных. Кроме того, что водоросли выделяли токсичные вещества, в воде резко сократилась концентрация кислорода, так как огромное количество органики осело на морское дно и потребовалось большое количество кислорода для окисления гниющей массы.

На Камчатке и ранее наблюдалось цветение токсичных микроводорослей, но в более северных районах. В этом же году их распространение стало более обширным. Это явление – красный прилив — известно давно. В мире их фиксируют уже не первое столетие. Как тайфунам, дают собственные имена. Кандидат биологических наук, заместитель директора по научной работе «Национальный научный центр морской биологии им.Жирмунского» Дальневосточного отделения РАН Татьяна Юрьевна Орлова, которая уже не первый год изучает это явление, назвала красный прилив на Камчатке «медвежьим», так его теперь и будет называть мировое сообщество: «Bear red tide».

Корр.: Ряд СМИ обвинил в произошедших событиях золотодобытчиков. В своих материалах они приводят Ваши слова…

— По этому поводу я не давала комментарии. Могу только выразить сожаление, что издания использовали мое имя в таких текстах, подтасовав факты и сделав странные выводы. Журналисты даже не пытались разобраться в сути произошедшего. Они не делают разницы между хвостохранилищами и прудами-отстойниками, химическими растворами и шахтными водами. Одно издание даже написало, что к гибели морских животных причастна одна из золотодобывающих компаний, расположенная за 160 километров от океана. Журналист утверждал, что предприятие, работающее «в 160 км от той самой зараженной океанской береговой линии, и вся отравленная отходами золотодобычи вода стекается в реки, а реки идут в океан». Авторы текста просто меня удивили. Я могу только предположить, что эти материалы имеют заказной характер. Как я уже говорила, ситуация носила природный, а не техногенный характер.

Корр.: То есть, горная отрасль в целом и золотодобыча, в частности, не несет ущерб природе края?

— Деятельность любого промышленного предприятия несет в себе негативное экологическое воздействие на окружающую среду.

Для Камчатки решение о добыче золота на территории полуострова принималось очень не просто и взвешенно. Камчатка представляет собой уникальную экосистему. Это край лосося. Попадание в реку любых загрязняющих веществ может привести к его уничтожению. У нас очень густая речная сеть, и почти все реки имеют категорию высшего или первого рыбохозяйственного значения.

Но уж, если было принято решение на государственном уровне, что на территории Камчатки можно добывать рудное золото, то крайне не последовательно ставить вопрос о закрытии производств сейчас, когда предприятия вложили инвестиции, построили производства, организовали рабочие места и платят налоги. К тому же ряд проектов были признаны важными инвестиционными проектами, их реализация идет в рамках территории опережающего развития – ТОР «Камчатка». Речь идет о добыче рудного золота. Что касается россыпного, считаю, что его добыча вообще должна быть запрещена на полуострове, в ее результате уничтожаются места обитания лососей.

Сегодня в крае добывают рудное золото несколько компаний: «Интерминералс», в которую входят «Камголд», «Золото Камчатки», «Аметистовое»; «Транс-Сибириан Голд», оператором которой является «Тревожное зарево»; а также «СиГМА», которой принадлежит Озерновский ГОК. Во внутреннем региональном продукте золотодобыча составляет 6-8% ВРП.

Я являюсь заместителем председателя общественного экологического совета при Минприроды Камчатского края. Летом на заседании совета мы рассматривали вопрос экологического мониторинга деятельности золотодобытчиков. По сути, заседание вылилось в обсуждение перечня проблем, которые накопились за эти годы. Это, в частности, — несоблюдение лицензионных условий, непредоставление экологических отчетов, нарушения водоохранного законодательства. Проблемы есть практически у каждого предприятия, но эти проблемы решаемы.

Современные технологии разработки позволяют свести на нет попадание вредных веществ в окружающую среду. Хвостохранилища, где накапливаются отходы золотодобывающего производства, представляют собой сложные гидротехнические сооружения, которые исключают попадание химикатов в водные объекты. Пруды-отстойники позволяют фильтровать и осаживать взвешенные вещества шахтных вод. Переход на подземную добычу руды уменьшает вред природному ландшафту. Рекультивация территории – обязательное требование, которое должны неукоснительно соблюдать золотодобытчики, проект рекультивации предприятия разрабатывают еще на этапе подготовки проектной документации. Задача предприятий — вести экологический мониторинг, внедрять новые технологии, быть более открытыми перед экологическими организациями и, конечно, сводить к минимуму негативное воздействие на окружающую среду – нашу уникальную экосистему.

Корр.: Судя по заявлению исполнительной власти края, сейчас в экономическом развитии Камчатки будет сделана ставка на рыболовство/рыбопереработку и туризм. Насколько эти виды деятельности «экологически чистые»?

— Повторюсь, любая деятельность несет экологические риски. Рыболовство и рыбопереработка – отрасли, традиционные для Камчатки. Но и у них существует негативное экологическое воздействие. Остаются нерешенными вопросы утилизации рыбных отходов и подпрессового бульона. Чтобы снизить риски для окружающей среды, уже сейчас должны внедряться наилучшие доступные технологии. Да, это дорого, но это вклад в экологическую стабильность региона в будущем.

Сейчас власти планируют развивать туризм и транспортно-логистические услуги. И здесь опять же необходимо руководствоваться принципом «не навреди». Рассматривается вопрос о реализации проектов, которые позволят привлечь на Камчатку значительный поток туристов. Массовый туризм также негативно повлияет на природные комплексы полуострова, может привести к уничтожению растительного и почвенного покрова, к нарушению санитарно-эпидемиологического состояния территории. А ведь для большинства путешественников наш край притягателен именно уникальной природой. Яркие примеры деградации природных комплексов из-за массового туризма мы уже наблюдаем на примере горного массива Вачкажец, Авачинского перевала, вулкана Горелый.

Активное судоходство уже сейчас несет существенную негативную нагрузку на водные морские экосистемы. Дальнейший рост судоходства может в разы усугубить ситуацию. В сентябре, например, вблизи Халактырского пляжа на фоне расследования экологической «катастрофы» был зафиксирован сброс льяльных вод с судна. А столько подобных случаев не фиксируется? Уже сейчас в некоторых районах Авачинской губы содержание фенолов в воде в несколько раз превышает норму. Об экологических проблемах Авачинской губы говорят уже не первое десятилетие. По данным ученых, антропогенное воздействие и загрязнение резко меняют и разрушают экосистему прибрежных вод, в результате на 60% сократился видовой состав донных организмов, сократился пояс водорослей, исчезли виды бентоса, приспособленные к обитанию только в чистых водах. Основным источником многолетнего загрязнения является сброс неочищенных сточных вод, а также утечки с баз хранения и при перекачке нефтепродуктов.

Корр.: Так, как, по-Вашему, найти баланс между развитием экономики и сохранением природы Камчатки?

— Сохранение биоразнообразия, уникальных природных комплексов снижение негативного воздействия от любой деятельности человека — сегодня задача номер один. Проблемы состояния окружающей среды рассматривают на различных крупных международных площадках. Например, в этом году прошел Всемирный экономический форум с главной темой «Заинтересованные стороны за сплоченный и устойчивый мир», где обсуждались проблемы в климата и окружающей среды, преобразование экономики и промышленности, направленное на достижение более устойчивых бизнес-моделей.

Чтобы сохранить уникальную экосистему Камчатки, мы должны понимать, что любая деятельность должна учитывать экологические аспекты. Я не призываю вдаваться в крайности и закрывать горнорудные предприятия, останавливать судоходство и не пускать туристов на полуостров. Но любой инвестор, еще на этапе презентации своего проекта должен предоставлять информацию, какое воздействие его проект окажет на экологию и какие наилучшие технологи он будет использовать для проведения стратегических оценок. Перед тем, как проект начнет воплощаться в жизнь, нужны научные исследования, всестороннее обсуждение оценки воздействия на окружающую среду — ОВОС, не ради галочки, а с привлечением широкого круга общественности и экспертов, расчетом антропогенной нагрузки. Задача всех предприятий, независимо от вида деятельности, работать цивилизованно, с соблюдением экологических принципов и международных стандартов.

Павел Донских (ИА «Кам 24»)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.