Люди Севера: как на Камчатке развивают традиционный образ жизни

Реально ли в современных экономических условиях создать на Камчатке аналог советских промысловых хозяйств, которые могли бы и зарабатывать, и нести социальную нагрузку? Общины коренных малочисленных народов Севера готовы взять эту роль на себя.

Добрые соседи

В советское время государственные и кооперативные промысловые хозяйства занимались рыболовством, оленеводством, охотой, заготовкой дикоросов и лекарственных растений. Широкое поле работы позволяло предприятию вести свою деятельность круглый год, использовать все доступные природные ресурсы, рационально распределять по сезонам рабочую силу, поддерживать малодоходные виды промысла за счет более выгодных. Кроме того, такие хозяйства брали под свое шефство местные школы, больницы, дома культуры.

Когда госпромхозов не стало, самые ликвидные виды деятельности ушли в частные руки. Остальные направления были либо брошены, либо существуют с грехом пополам.

Бизнес не отказывается от решения социальных задач. На Камчатке наработан хороший опыт государственно-частного партнерства. Но незаконно и неправильно нагружать частные компании заботой о селах, поселках и районах как обязанностью. Тем более что существует форма организации хозяйственной деятельности, которая позволяет сочетать предпринимательство, «социалку», культуру, образование. Речь об общинах коренных малочисленных народов Севера.

По закону община – объединение лиц, которые ведут, сохраняют и развивают традиционный образ жизни, традиционное хозяйствование и традиционные промыслы. Община может добывать природные ресурсы, развивать культурное наследие, помогать землякам в трудных ситуациях.

Территориально-соседская община «Дархита» из Тигильского района Камчатского края служит примером того, как совмещать различные виды хозяйственной деятельности, не ограничиваясь лишь самым прибыльным из них – летней рыбалкой. При этом «Дархита» поддерживает важные социально-культурные проекты.

Хозяйственник

«Дархита» была создана в 2008 году. Сейчас в ней 13 человек. Бессменный председатель правления – Людмила Сюртукова. Побывать в гостях у этой общины нам довелось во время командировки в Палану.

Встретил нас и показал владения «Дархиты» Михаил Самохвалов. Он не коренной житель Камчатки. Родом из Алтайского края. По образованию – биолог-охотовед. Приехал на полуостров 25 лет назад. Здесь женился, здесь родились сын и дочь.

«Я не отношусь к коренным малочисленным народам Севера, но с ними меня объединяет любимый род занятий. В моем дипломе перечислены специальности: рыбное хозяйство, рыболовство и рыбоводство, морской зверобойный промысел, звероводство, собаководство, технологии заготовки и производства дикоросов, товароведение, охотничье хозяйство. Ради этого я сюда приехал. Закон позволяет местным жителям, независимо от национальности, вступать в общины. Я воспользовался этой возможностью», – говорит Михаил.

Он возглавляет в общине бригаду по добыче морского зверя (при этом совмещает это занятие с основной работой в Палане).

«Лов лососей длится два – три месяца. А чем заниматься в остальное время? Поэтому освоили добычу тюленей, хотя это малорентабельный ресурс. Промысел морзверя ведем осенью. В 2021-м квот на тюленя нам не дали из-за бюрократических проволочек. В этом году квота есть – будем с мясом и жиром. Плюс охота и сбор дикоросов. Зимой перерабатываем то, что успели в остальные сезоны добыть и заготовить», – рассказывает наш собеседник.

Маленькое производство общины работает в Палане на месте бывшего совхоза, о котором сегодня напоминают лишь одно здание (остальные просто разобрали-растащили) и силосные ямы. Это здание сохранилось благодаря тому, что его заняла «Дархита». Здесь идет заготовка мяса, рыбы, оленьих и тюленьих шкур с последующим хранением.

«Дикое мясо чем примечательно: оно имеет вкус той пищи, которую ел зверь. Если, к примеру, медведь питался кедровыми орехами, то во рту остается привкус орехов как после шоколада. Если в рационе медведя была рыба, будет рыбный привкус (это на любителя). А вот если косолапый на ягоду налегал, то получается идеальное, вкусное мясо», – объясняет Михаил.

Часть шкур отправляют в Иркутск на выделку, демонстрируют на выставках, в том числе на ежегодной «Сказочной Камчатке». Эта продукция популярна у мастеров, которые занимаются пошивом национальной одежды.

Северная стая

Неподалеку община содержит собачий питомник. История у него такая. В 2013 году по распоряжению правительства края было создано КГБУ «КамчатЭтноСервис». Самохвалову предложили должность директора. Он согласился. Перед учреждением поставили задачу возрождать и развивать традиционную хозяйственную деятельность.

Материальной базы не было никакой. Всё – с нуля. Решили начать с ездового собаководства, но обосновать в бюджетном учреждении покупку ездовых собак непросто. Тогда Самохвалов со своим заместителем скинулись со своих зарплат и сами купили в Петропавловске первых двух щенков сибирских хаски. Их назвали Скиф и Кора. В остальном помогла «Дархита». Так в 2014 году появился питомник. Здесь организовали школу юного каюра, где наставниками стали опытные «берингийцы» Анатолий Ларионов и Александр Петров. Сейчас в питомнике – уже 23 собаки.

Главный здесь – Иван Субботин. Он родом из этих мест. Окончил в Санкт-Петербурге Государственную полярную академию. Поработал некоторое время в Северной столице, потом потянуло домой.

Недавно Иван оформил дальневосточный гектар. Собачий питомник будет переводить на свой участок. Хочет на его базе создать центр ездового собаководства, где продолжит заниматься местная детвора.

«Рядом с нынешним расположением питомника автомобильная дорога. Это неудобно, особенно зимой, когда КамАЗы возят уголь. А «гектар» – на отшибе. Там нам никто не будет мешать, и мы никому не помешаем. Электричество и водопровод мы туда провели. Занимаемся обустройством. Планирую до конца осени все закончить», – рассказывает Иван.

В этом году община подала заявление на субсидию для покупки снегохода, чтобы накатывать трассу для упряжек. Зимой проводит при поддержке администрации поселка детскую гонку «Вслед за ветром».

Кстати, Иван не единственный, кто получил в «Дархите» путевку в жизнь. Его сверстник Кирилл Косыгин, представитель известной творческой семьи, создал свою общину «Кэнгинэй», тоже взял дальневосточный гектар и строит на нем этнокультурную площадку.

Все это делается пока больше для души, на энтузиазме, так как про рентабельность проектов говорить еще рано. Но для занятости, для благоустройства Паланы – это шаг вперед. Ребята получают гранты, участвуют в муниципальных программах и потихоньку воплощают в жизнь свои идеи. Им еще нет и 30, у них все впереди. Пожелаем им удачи.

Мастера резца и кисти

Еще один результат совместных усилий «Дархиты» и «КамчатЭтноСервиса» – мастерская народно-художественных промыслов для занятий рукоделием, обработкой шкур, резьбой по оленьему рогу, кости, дереву. Преподает здесь известный на Камчатке и за ее пределами мастер декоративно-прикладного искусства Анатолий Солодяков.

«Дархита» платит за аренду помещения мастерской. «КамчатЭтноСервис» приобрел для занятий оборудование, помогает в продвижении и распространении продукции, а поделочные материалы заготавливаются общими усилиями.

Мы побывали в мастерской в самое малолюдное время. Там занимался только Дмитрий Дядич, ученик паланской школы. По его словам, он планирует после школы учиться на автомеханика, работа по дереву для него – пока только хобби. Но иногда искусство перерастает из хобби в нечто большее.

Община – союз единомышленников

Часто приходится слышать такое мнение об общинах: государство выделяет ресурсы на поддержку традиционной хозяйственной деятельности, но общины превратили традиционное рыболовство в бизнес.

Конечно, важно и нужно сохранять традиции. Но общины создаются для социально-экономического развития коренного населения. Их цель – вести в будущее. Не должны аборигены круглый год жить в тундре, отказавшись от всех достижений цивилизации, ради разрешения на рыболовство. И почему бы им не продавать часть улова, чтобы на вырученные деньги оплачивать обучение своим детям, лечение – родителям. Это не бизнес, а жизнь.

«Община не сможет выжить, ничего не продавая. С этого года общины больше не получают дотации на электроэнергию. Для малого и среднего бизнеса льготу сохранили, а про нас забыли. Теперь платим полную стоимость за электроэнергию – более 50 рублей за киловатт. Надо платить налоги, зарплаты, покупать снабжение. На это нужны деньги», – рассказывает Михаил Самохвалов.

Да, есть общины, которые, прикрываясь традиционным образом жизни, заколачивают миллионы. Как правило, за ними стоят люди, которые не имеют отношения ни к коренным народам, ни к Камчатке. Их выручка идет исключительно в чей-то карман. Но такие общины, как «Дархита», совсем другого склада. Для них действительно важно благополучие земляков.

«В общине каждый найдет занятие по душе. Но чтобы сделать общину полноценным хозяйствующим субъектом, надо сильно постараться. Поэтому она пока не стала для всех нас местом постоянной работы, а остается союзом единомышленников. Но этого уже немало, – считает Михаил. – В таких глухих местах люди должны иметь какую-то цель. Эта земля не должна быть брошенной. Если человек на ней начинает что-то обустраивать, пытается что-то изменить, у нее появляется будущее».

Кирилл МАРЕНИН, Сергей НОСАЧЁВ («Рыбак Камчатки»)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.