Золотодобыча становится врагом для Дальнего Востока

Освоение недр — одна из главных тем на предстоящем Восточном экономическом форуме. При этом последствия работы горнодобывающей отрасли для Дальнего Востока печальны — природа уже настолько пострадала, что для восстановления потребуются десятилетия. Эксперты отмечают, что необходимо крайне осторожно относиться к выдаче лицензий на разработку месторождений, а в ряде регионов пора ввести мораторий на золотодобычу.

Восточный экономический форум — событие, которое ждет весь Дальний Восток. Ведь это — толчок к новому развитию экономики региона. А вот готов к этому регион или нет — покажет и форум, и реальная ситуация. В блоке «Дальний Восток — новые вызовы и возможности» на форуме пройдет 28 сессий, которые охватят широкий круг вопросов развития Дальнего Востока, включая привлечение инвестиций в регион, экспортные возможности, развитие сельскохозяйственной отрасли. В том числе одна из сессий блока посвящена недрам Дальнего Востока.

Напомним, что Дальневосточный федеральный округ занимает доминирующую позицию по добыче многих полезных ископаемых. Здесь — запасы алмазов, угля, цинка, меди, свинца, вольфрама, золота, серебра, олова и редкоземельных металлов.  Правда, эксперты отмечают технологическое отставание этого сектора на Дальнем Востоке, также на местах ведется только добыча, а переработка обычно отсутствует. Участники форума планируют поднять проблему применяемых технологий, в том числе, чтобы полноценно и при этом корректно и грамотно использовать недра.

С этим — большая проблема. Горнодобывающая отрасль сама по себе несет риски: добывающее производство оказывает серьезное негативное влияние на окружающую среду. А в случае откровенных нарушений со стороны добывающих предприятий природа просто гибнет, причем, отмечают экологи, на восстановление экосистем потом требуются десятилетия.

А ведь Дальний Восток — это в первую очередь рыбный клондайк. Власти местных регионов уже отмечают, что в новых реалиях, с учетом того, что весь мир переходит на принципы устойчивого развития, экономика должна базироваться на безопасных, возобновляемых производствах. Золото же — не восполняемый ресурс. Рыбная промышленность, кстати, как и туризм в своем развитии, дают и будут давать гораздо больше прибыли местным бюджетам, чем золотодобыча. Стоит также учесть, что золотодобывающие предприятия имеют налоговые льготы, поэтому в первое время и вовсе не насыщают региональные бюджеты.

Проблемы использования недр вскрываются в разных регионах Дальневосточного федерального округа. Например, экологи Амурской области давно высказывают волнение в отношении работы местных недропользователей и постоянной выдачи новых и новых лицензий. Все больше местных рек охватывается золотодобычей. А еще общественность возмущена, что горнодобывающие предприятия часто аффилированы с иностранными инвесторами, а зарубежным компаниям тем более нет дела до того, что будет на земле после них.  Председатель совета «Бюро региональных общественно-экологических кампаний» (БРОК) из Приморского края, редактор журнала «Экология и бизнес» Анатолий Лебедев отмечал, что в ходе мониторинга 2020 года загрязнения рек были зафиксированы во всех регионах: на Камчатке, в Еврейской автономной и Амурской областях, в Забайкальском и Хабаровском краях. «Деятельность большинства золотодобывающих компаний в Амурской области происходит в её северных районах — Зейском, Тындинском и Селемджинском, где сосредоточены главные природные ценности региона — девственные леса, чистые нерестовые реки — притоки Амура, многообразие животного мира, являющегося основой существования коренных малочисленных народов и местного населения», — говорит Анатолий Лебедев

Всемирный фонд дикой природы (WWF) России в нынешнем году выявил 30 фактов загрязнений рек Сибири протяженностью 1474 км. И проблема не только с россыпным золотом, но и с рудной добычей. Координатор экологической коалиции «Реки без границ», эксперт WWF Александр Колотов называет картину «ужасающей»: «Мы теряем каждый год все новые и новые сибирские реки. Шлейфы тянутся на десятки, а порой и сотни километров».

Эксперт проекта «Гармония с природой» Маргарита Зяблинцева отмечает, что загрязнение воды провоцирует и социальную напряженность. Ведь люди теряют возможность пользоваться водой для бытовых нужд, и такая угроза появления конфликтов на фоне жалоб местных жителей уже наблюдается в Южной Сибири.

На Колыме такая же проблема была зафиксирована из-за неправильного содержания хвостохранилищ Карамкенского горнометаллургического комбината (ГОК). «К сожалению, был принят проект, который требовал меньшего расходования средств, но не гарантировал полной ликвидации загрязнения. Также проект допускает, что в хвостохранилище поступает вода из озера, находящегося выше. Она проходит через накопитель и вымывается в реку», — поясняет Ольга Москвина, руководитель общественной организации «Магаданский центр окружающей среды». Такие ошибки (намеренные или случайные) в создании очистных сооружений на золотодобывающих предприятиях приводят к тому, что ядовитые отходы уходят в грунт и реки, последствия— губительное влияние на местную экологию, на жизнь растительного и животного мира, всего биоценоза рек региона.

На Камчатке буквально на днях в ходе выездной проверки Росприроднадзор подтвердил факты загрязнения, которые вскрыли экологи коалиции «Реки без границ» на реке Левтыринываям в Олюторском районе Камчатского края — последствия работы АО «Корякгеолдобыча». Камчатка вообще серьезно страдает от последствий золотодобычи — весь регион изрыт горнодобытчиками. Стоит отметить, что при прежнем руководстве — губернаторе Владимире Илюхине — золотодобытчики действительно чувствовали себя вольготно, их не пугали судебные иски и штрафы, которые если и начислялись, то были мизерными, а экологи выбивались из сил, борясь с нарушениями природоохранного законодательства. Сейчас, при новом губернаторе Владимире Солодове, ситуация изменилась, власти Камчатского края жестко следят за нарушениями. Губернатор Владимир Солодов отмечал, что намерен добиваться закрытия золоторудных компаний, тем более таких нарушителей, в том числе потому, что краевой бюджет в большей степени пополняется от рыбного промысла и туризма, которым противоречит золотодобыча. Действительно, ведь Камчатский край добывает более 40 процентов совокупного улова по Дальневосточному бассейну и более 30 процентов рыбы по всей России. Но дикий лосось уходит из местных нерестовых рек — рыба не готова плодиться в ядовитой мутной воде.

Такая ситуация — последствия работы камчатских добывающих компаний. На ситуацию на Камчатке уже обратил внимание и полномочный представитель президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев, лично посетив регион и проинспектировав вместе с Владимиром Солодовым ряд мест золотодобычи. В минувшем году была прекращена деятельность компании «Дальстрой», а компании «Тревожное зарево» (ныне ТСГ «Асача») и «СиГМА», которые тоже постоянно уличают в нарушениях, все время подвергаются проверкам.

«Деньги, которые приносит добыча золота, несопоставимы с нанесенным ущербом. Да и рыбодобыча приносит краю больше! Рыбаки платят налоги, дают рабочие места. А золотодобыча сегодня есть, а завтра нет. Выработали месторождение — и ушли. Это не тот бизнес, который заинтересован в развитии и сохранении территории, на которой работает. А Москва не думает о том, кому и на какие места выдает лицензии. Все решается там, в центре, с нами, на местах, не советуются. В итоге добыча ископаемых ведется в ценных природных местах, на нерестовых реках! Отходы золотодобычи попадают в реки, а это в том числе цианиды. Мы теряем чистоту рек, теряем рыбу, разрушается камчатская природа», — отмечает Сергей Мылов, эколог, руководитель организации «Экологическая безопасность».

Компании, прежде чем зайти на месторождение, обязаны предварительно проходить экологическую экспертизу производства, построить очистные сооружения, строго соблюдать экологическое законодательстве. После завершения добычи территория месторождения должна быть рекультивирована, чтобы восстановить поврежденный ландшафт. Но золотодобытчики эти правила не соблюдают. Проверяющие органы нарушения постоянно фиксируют — но почему нет реальных ответных действий?

Экологи уже не раз вскрывали нарушения «Тревожного зарева» (ТСГ «Асача»), работающего на Асачинском месторождении. Компания платит штрафы в сотни тысяч рублей за различные нарушения, касающиеся сливов отходов в реки, неготовность очистных сооружений. «Экологическая безопасность» в этом году направила очередные жалобы в Росприроднадзор, требуя наказать компанию-нарушителя и отозвать лицензию. Ведомство нарушения подтверждает, но пока не находит оснований для передачи дела в Роснедра для приостановления или отзыва лицензии на право освоения недр. «Несмотря на наши жалобы, обращения и очередную фиксацию нарушений, «Тревожное зарево» толком ничего не сделало, у них все течет. У них нет очистных сооружений, а Росприроднадзор вдруг изменил позицию и лицензию не отзывает. Такая позиция ведомства непонятна, — замечает Сергей Мылов. — Все слова наших золотодобытчиков, что они такие хорошие, должны подкрепляться реальными делами. Но «Тревожное зарево» к строительству очистительных сооружений так и не приступило, только говорят. В «СиГМЕ» тоже ничего не сделано. Тишина. К тому же компании закрыты. Контроль общественный со стороны отсутствует полностью, они никого к себе не подпускают. «Тревожное зарево» якобы сменила имидж, заявляют, что они прозрачны и открыты, но на деле это закрытая зона, и общественность не знает, что там происходит. А на самом деле — происходят нарушения».

Летом глава Камчатского края получил открытое письмо от ученых — биологов, геологов, экологов, которые требуют приостановить золотодобычу в крае, введя мораторий — иначе уничтоженную природу уже не восстановить. «В устьях всех крупных лососевых рек стоят рыбоперерабатывающие предприятия, отведены рыболовные участки, тони, участки для традиционных видов деятельности КМНС, туристско-рекреационного и спортивного рыболовства. Горнопромышленная деятельность повсеместно — угроза их экономическим интересам», — отмечают авторы письма. Кстати, по данным специалистов, в хранилищах отходов золотодобычи на Камчатке накопилось уже около 8 млн тонн ядовитых веществ. А если золотодобыча продолжится и будут разрабатываться все другие месторождения, то накопится до 30-40 млн тонн ядовитых отходов.

«В развитии Камчатки необходимо делать ставку на наши конкурентные преимущества: рыбохозяйственный комплекс, туризм и логистику. На этом регион может и должен зарабатывать, — убежден Владимир Солодов. — Главная наша возможность — формировать правильные ценности, ценности будущего, которые связаны с экологией, с устойчивым «зеленым» развитием экономики».

«В любом производстве вопрос должен ставиться жестко. Необходима стопроцентная защита экосистем от загрязнения. А после завершения работ бизнес обязан рекультивировать свою площадку, превратив ее в пригодное для жизни мест. Нанесенный экосистеме ущерб должен быть компенсирован, компании должны вносить средства в природоохранный бюджет. Но этого не происходит. Однако финансовые и фискальные механизмы, обеспечивающие эти гарантии, внедрить не сложно. Федеральные ведомства и глава страны Владимир Путин уже высказываются о применении жестких мер в отношении нарушителей экологического законодательства», — отмечает эколог Сергей Сафонов.

Ранее президент России Владимир Путин в своем обращении к Федеральному собранию уже призвал ускорить принятие закона, который установит финансовую ответственность собственников предприятий за экологические нарушения: «Подход очень простой. Получил прибыль за счет природы — убери за собой».

Представители бизнеса, и экологи уже предлагали в прошлом году тогдашнему главе Минприроды РФ Дмитрию Кобылкину изменить некоторые моменты в законодательстве, что могло бы упорядочить организацию работы горнодобывающих предприятий, и заставить их в том числе и беречь природу. Сейчас на этом посту Кобылкина сменил Александр Козлов. Нынешний глава Министерства природных ресурсов и экологии РФ с 2018 года возглавлял Минвостокразвития, также занимал руководящие посты в компаниях «Русский уголь» и «Амурский уголь», работал на постах мэра Благовещенска и губернатора Амурской области — так что про дальневосточные проблемы знает очень хорошо. Александр Козлов уже отмечал, что своей ключевой задачей как министра видит соблюдение баланса между добычей природных ресурсов и влиянием этого процесса на экологию: «Это как весы: на одной чаше — необходимые человеку ресурсы, а на другой — окружающий мир, который нужно сберечь для наших детей и внуков». Минприроды РФ под руководством Козлова уже ведет проверки, а также предполагается ревизия нацпроекта «Экология». Если власть будет готова взаимодействовать с общественностью, учеными, экологами и бизнесом в вопросах использования недр и защиты окружающей среды, будущее Дальнего Востока ожидает более оптимистичный сценарий.

РИА PrimaMedia

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *