На Камчатке скоро откроется самый спорный сезон охоты – на евражку

Берингийский суслик, или евражка официально находится в федеральном списке охотничьих животных. Вместе с черношапочным сурком, белками, зайцами и лисицами этот любимчик туристов не является лимитируемым видом. Поднимается ли у кого-то рука на этот милый символ Камчатки, корреспондент «КАМЧАТКА-ИНФОРМ» узнал в краевом Охотнадзоре.

С 20 августа на полуострове открывается охота на камчатского суслика — евражку. Разрешается приобретать разрешения и охотничьи путевки. Фотогеничного зверька запрещено добывать только на особо охраняемых природных территориях.

«Камчатский суслик это официальный охотничий ресурс. Федеральными правилами охоты запрещено на него охотиться с огнестрельным оружием, его можно ловить только самоловами и гуманными капканами. И не все готовы к тому, чтобы тратить на это время и силы, там очень много нюансов. За добычу евражек с огнестрелом идет штраф около 500 рублей. Но охотники боятся нарушать правило, потому что второе нарушение в течение года влечет за собой лишение права осуществлять охоту сроком на год, и это уже по линии Росгвардии. За нарушение правил хранения оружия и прочее они могут применить серьезную меру наказания», — рассказал Всеволод Воропанов, зам. начальника Управления государственного охотничьего надзора, разрешительной деятельности и госохотреестра министерства природных ресурсов и экологии Камчатского края.

По словам Всеволода Воропанова, охота на этого юркого грызуна на Камчатке не распространена, «он не добывается в принципе». Прецедентов, чтобы какой-то «герой» брал лицензию на евражку на его памяти – а собеседник «КАМЧАТКА-ИНФОРМ» работает в этой сфере с 1993 года – не было ни разу. Начальник управления Владимир Гордиенко также добавил, что «не знаком с людьми, кто бы охотился на берингийских сусликов». Вероятно, было бы целесообразно вовсе исключить эту почти ручную «таможню» домашних камчатских вулканов из охотничьих видов.

Самому крупному из российских сурков, черношапочному, повезло меньше.

«Сурок ценится, особенно на юге Камчатки, в связи с чем мы последние 5-6 лет вводили ограничения и полный запрет на охоту в этой части полуострова. Деликатесное мясо, и сурчиный жир используются в медицинских целях и как БАД. Сурок не считается по закону об охоте лимитируемым видом, аналогично зайцам, белкам, лисицам, а также пернатой дичи. Его добывают от 200 до 400 особей в год», — объяснил Всеволод Воропанов.

Закрывается сезон на сурка в конце сентября, когда звери ложатся в спячку. Тем временем, все последние годы приходят сообщения о критическом снижении численности тарбаганов в популярных местах Камчатки — в районе вулканов Горелый и Мутновский, сопки Пемзовой, Банных источников, рек Авача, Асача, Опала, Саван, в юго-восточных отрогах Корякского вулкана и др. Туристы и охотники отстреливают сурков из мелкокалиберных винтовок, забивают норы землей и камнями, чтобы «выкурить» зверей. Предложение о полном запрете охоты на черношапочного сурка на доступных территориях, которое делали в свое время в камчатском Агентстве лесного хозяйства и охраны животного мира, осталось на уровне разговоров. 

ИА «КАМЧАТКА-ИНФОРМ»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.